TOKYO GHOUL: slough of despond

Объявление

ООМОРИ ЯКУМО ИЩЕТ НАКИ
Ты - обладатель вспыльчивого характера, за что нередко получал от меня сполна. Криклив, навязчив и зачастую не знаешь меры - ты напоминаешь несмышленого ребенка. Ко всему прочему, тебе иногда нужно поумерить пыл, ведь, как я уже говорил, ты вспыльчив, а это ведет к непоправимым последствиям.
УРИЕ КУКИ ИЩЕТ ШИРАЗУ ГИНШИ
Нынешний лидер отряда Qs, следователь второго класса. В отряд куинксов вступил по одной причине - ему нужно было срочно раздобыть крупную сумму денег, а за участие в эксперименте "подопытным" обеспечивали пожизненное пособие в довольно больших размерах.
ООМОРИ ЯКУМО ИЩЕТ СЛЕДОВАТЕЛЯ
Следователь по гулям известный в CCG, благодаря своей безграничной жестокости, чем очень тревожит управление CCG. Совершенно неадекватное существо, которое с трудом можно назвать человеком. Он убил ради потехи около сорока кошек и еще где-то с десяток собак.
ВСЕ ИЩУТ ХИНАМИ ФУЕГУЧИ
Заявки на девочку нет, однако многие уже ее ждут. Должно же быть хоть что-то милое и доброе в этом кровавом фандоме. Как ни странно, больше всех ждет Джейсон, говорит, у него есть мысль для отыгрыша. Для безопасного отыгрыша, опять же, как ни странно.

НОВОСТИ

19/06/2015. Последний день для того, чтобы поохотиться за правдой о Канеки Кене. Поспешите задать свои вопросы в теме "Охота на Канеки".

01/06/2015. В связи с тем, что мы, наконец, вылезли из "отстойника" РПГ-топа, просим вас уделить немного внимания проекту и раз в неделю оставлять голос. Администрация будет особенно счастлива, если вы оставите и отзыв.


Гостевая и ЧаВо FAQ по проекту Список персонажей Нужные Приемка Блог АМС

ЛУЧШИМ ИГРОКОМ МЕСЯЦА СТАНОВИТСЯ КАНЕКИ КЕН
Канеки резко набрал популярность среди местных, не даром этот персонаж числится на первом месте среди героев манги - видимо, на игроков это тоже передается. Желаем Кену удачи и крепкого здоровья, которое ему, вероятно, сильно потребуется. Будь осторожен, Кен, почти все вокруг жаждут тебя съесть.
ФЛУДЕРОМ МЕСЯЦА СТАНОВИТСЯ ДЖЕЙСОН
Один из самых жестоких членов группы "Древо Аогири" Оомори Якумо практически полностью оккупировал флуд, развесив на стенах свои излюбленные инструменты для истязаний. Словом, он фактически открыл свой собственный музей пыток, правда вместо денег за вход берет ведра крови и килограммы мяса.

ЛУЧШИЙ ПОСТ: КАМИШИРО РИЗЕ

Сквозь пальцы утекает чужая судьба; прозрачными каплями падает на землю, молча высыхает на призрачном ветру. На её лице тонкий лёд. Минор. Губы сомкнуты. Янтарный блеск переливается на глазах и губах, но без тепла. Этот мир слишком пустой и холодный, он сковывает тело молчанием и разъедает разум гнетущей тишиной. Ожидание тянется безымянной вечностью, абсолютно бесплодным страданием. Она вдыхает запах мёртвых цветов, видя как взволновалась пелена тумана, окрасилась в оранжевый цвет, скрывая съеденное скорбью лицо. Читать далее...


ПАРТНЕРЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TOKYO GHOUL: slough of despond » Настоящее » И слепая ночь на нас смотрит


И слепая ночь на нас смотрит

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[audio]http://pleer.com/tracks/6154324TkRu[/audio]

Nishino Kimi & Suzuya Juzo

Встреча в тёмном переулке, спасение от смерти, и, возможно, беседа.

0

2

На Токио медленно опустилась летняя ночь, окутывая город прозрачными сумерками, обнимая дома тенями, шелестя ветром в листве деревьев, звеня цикадами в тёмных кронах, сливающихся с небом, будто являясь продолжением оного. Дневное тепло сменилось прохладой, приятно остужающей лицо и руки.

Кими любила ночь. Не только за то, что ночью ты никому ничего не обязан и можешь заниматься своими делами; не только за то, что ночь – самое время для влюблённых; не только за ночную прохладу и мириады звёзд в небе. Она любила ночь за уединение, которое приносило ей это время дня – раньше. Сейчас – по-другому: Кими видела ночь в глазах любимого и за это любила ночь ещё больше.

Живя рядом с гулем, разделяя с ним всё, кроме пищевых предпочтений: дом, кровать, даже, как иногда ей казалось, душу, Кими пыталась понять, о чём он думает, что чувствует. Ей было интересно, до ужаса любопытно, как гули ощущают окружающий мир. Конечно же, не так, как люди. А как тогда?

Кими часто просила Нишики: давай погуляем ночью. Но у него была вечная отговорка – опасно. Хотя Кими и знала, что ночью Нишики чаще всего охотится. Просыпаясь, нащупывала вместо его тела пустоту и не могла заснуть, переживая, не попадётся ли любимый следователям, не будет ли ранен другим гулем? Только под утро сон смежал её веки, и то лишь затем, что Нишино не хотела, чтобы он волновался.

Гулять ночью – опасно. Страшно, особенно после того, как она узнала, что гули бывают не только в очередном выпуске новостей. Но всё равно – тянуло. Отчаянно тянуло. Потому, когда Нишики поехал вместе с Йомо за продовольствием (страшное действо, о котором Кими не хотелось думать), она решила всё же пройтись.

Надев лёгкую джинсовую курточку, чёрные бриджи и балетки, чтобы, в случае чего, было удобнее бегать, Кими вышла на улицу, окунаясь в аромат ночной свежести. Вдохнула полной грудью, осмотрелась по сторонам, и пошла вперёд.

Прохожих почти не было: наверняка, боялись гулять в одиночку. Кими не боялась. Вернее, она изо всех сил пыталась уверить себя, что не боится. Что тут такого? Ничего страшного не произойдёт. Не может произойти. Это же просто Токио.

Какой она была наивной, Нишино поняла, когда услышала за спиной шаги, а затем – вкрадчивый голос:

- Вы не подскажете, который час?

Кими обернулась, увидела молодого мужчину. Пытаясь заверить себя, что это самый невинный вопрос из всех существующих, она посмотрела на аккуратные наручные часики – подарок Нишики – и тихо ответила:

- Половина второго.

А потом глаза незнакомца почернели и вспыхнули алым.

Кими отступила на шаг, и, когда гуль схватил её за руку – закричала. Пронзительный и громкий крик разрезал ночную тишину, как нож масло, а Нишино вырвалась из хватки гуля, кое-как его отпихнула (благо, гуль был явно ослабевшим), и побежала. Однако всё равно слышала у себя за спиной шаги, настигающие её.

+1

3

Джузо ощущал себя самым обделенным из всех обделенных; мир словно бы упорно кидал ему препятствия, которые необходимо было преодолевать, прикладывая все душевные силы. Существовали круглосуточные кафе, круглосуточные маркеты, тупые караоке - множество различных мест, работающих в темное время суток. Однако круглосуточной кондитерской не было. Почему больница работает ночью, а магазин с конфетами - нет?..

В таком устройстве Джузо не видел никакой логики. И потому социализация, как одна из бед, подкидываемых жизнью среди людей, ему совершенно не грозила в ближайшем будущем.

Пришлось пройти через толпу противно щебечущих школьниц, ребенка, тыкающего в него пальцем, встревоженную ответным оскалом мамашу, потерю и последующий за ней поиск тапка, нервного кассира, а так же тридцать и девять ступенек, чтобы выложить половину содержимого кошелька за количество шоколада и драже, которое Рей мог бы охарактеризовать как немного. На один вечер.

А еще, конечно, был вариант найти маркет поменьше, достать пару ножей и поугрожать (так он делал на прошлой неделе). Но Шинохаре это очень не нравилось, и он без конца бубнил про ответственность, про статус, про недопустимые вещи - и много еще чего бесполезного, что Судзуя предпочитал не слушать. Шинохара говорил про компромисс, и он получил его: вместо того чтоб действовать по привычной схеме, Джузо без зазрения совести стащил у Юкинори бумажник, выкинул оттуда все визитки и даже миниатюрное фото жены следователя.

На улице раздражало все - прохладный воздух, огоньки окон, забытая кем-то на лавочке в парке книга. И казалось, что и сладостей уже не хочется - ничего уже не хочется - и от этого становилось как-то пусто и неопределенно.

Джузо силился понять, в какой стороне он живет, беспокойно блуждая взглядом по зданиям вокруг, когда чей-то резкий крик неприятно резанул по слуху. И не раздумывая ни секунды, Судзуя, зачем-то поправив и без того ровные лямки рюкзака (стащенного из офиса следователя, чье имя не стоило и того, чтоб его запоминать), двинулся к источнику шума; вопль еще звенел в ушах, определить, откуда - не стоило и труда.

И еще до того, как Джузо увидел девушку и ее горячего воздыхателя, в голове пронеслась целая стая мелких мыслей - о том, что рюкзак, наверное, придется скинуть, что ножей с собой лишь четыре, что уж таким-то криком можно было попросту оглушить несчастного преследователя.

Жалкий. Голодный гуль, обессиленный долгой вынужденной диетой, кинулся на первого прохожего - лишь бы унять свою жажду. Слабаков вроде него часто вытесняет кто посильней. Иллюзорное ощущение мощи, застилающее глаза неосторожному придурку, самому Рею глаз никак не застилало - он ведь много видел таких и знал: это до первой крови. Только ткнешь его чем-нибудь острым - он или убежит или сдохнет.

- Хэй, парень, так нельзя... - Судзуе обличающие речи особо не давались. - Наверное.

Он бы даже подумал над этим вопросом, но было не до того. По какой-то причине уже истекающий слюной гуль посчитал Джузо более упитанным, чем какую-то девчонку. Пришлось достать все четыре ножа сразу и полоснуть прущего вперед амбала по плечу и ребрам. Амбал, явно не в восторге, тут же предпринял попытку ретироваться.

Внутренне Джузо разрывался между желанием прикончить-таки это ничтожное существо или спокойно пройти мимо, так чтоб не пришлось потом объясняться с Шинохарой (у которого был сканирующий взгляд и невероятная способность давить на чужой мозг, а затем читать нравоучения).

Сделав выбор в пользу второго, Рей достал из рюкзака пакетик с драже и с удовольствием высыпал на ладонь несколько разноцветных шариков.

- Делиться не буду. - Заявил он незнакомой девушке, вспомнив о ее существовании.

Отредактировано Suzuya Juzo (2015-06-05 15:25:56)

+1

4

Улицы были пустынными и тёмными. Кими бежала – что ей ещё оставалось, - изо всех сил работала руками и ногами, пытаясь ускорить бег, оторваться от преследователя, и чувствовала себя зайцем, за которым гонится волк. Наверняка, зайцы испытывают то же чувство. Правда, пробежав ещё пару метров, Кими вообще перестала думать. Осталось только желание выжить и потому – бежать, уже даже не пытаясь выровнять дыхание. Вперёд, вперёд – и тут под ноги Кими подвернулся бордюр, которого она не заметила.

Девушка упала, больно стукнувшись коленом о землю, и мрачно подумала: всё. Как глупо. Сейчас этот гуль её догонит и сожрёт. Жалкий и ослабевший от голода гуль, которого у неё сначала даже получилось отпихнуть.

Перед глазами, как в сюжете романа, пронеслась вся её жизнь: мама, папа, братья, Нишики. Нишики, который всегда так оберегал её. Нишики, который строго-настрого запрещал ей гулять ночью одной.

Какая она всё-таки дура!

Кими закрыла лицо руками - отчасти от стыда, отчасти не желая видеть лицо своего убийцы и надеясь, что убьют её быстро, но тут шаги гуля, уже почти приблизившиеся к ней, прозвучали мимо. Кими открыла глаза и увидела…

Собственно, она сразу не поняла, кого.

Выглядел этот парнишка (или девочка?) совсем ребёнком. Худощавый, низкорослый, странно причёсанный и не менее странно одетый (у него что, на ногах тапочки?), но в руках у него были ножи. И этими ножами он ранил гуля.

«Не может быть», - глупо подумала Кими, отползая от убегающего монстра, который явно спасал свою жизнь, а потом перевела непонимающий взгляд на странного спасителя, который… спокойно ел драже.

Кими поднялась с земли, отряхнула бриджи, которые порвались на кровоточащем и неприятно саднящем колене, досадливо поморщилась и, пока мальчик (допустим, всё-таки мальчик) наслаждался сладостями, тихонько рассмотрела его пристальней.

По всему выходило, что он может быть только следователем CCG: не испугался гуля; ранил гуля; носил с собой оружие – и так далее. И, когда Кими поняла, с кем имеет дело, тут же предпочла иметь оное с кем угодно, кроме следователя. Пусть с тем же самым гулем, который убежал, что ли.

Потому что одно дело – погибнуть самой, и совсем другое – навести беду на любимого и его товарищей.

Беда же тем временем спокойно поедала «морские камешки».

Кими хотела тихонько улизнуть, так как о её существовании «беда» явно забыла, но тут мальчик снова вспомнил, что она тут есть.

- Хммм, я не люблю сладкое, - ответила Кими первое, что пришло ей в голову, - кстати, спасибо вам.

Называть парнишку на «вы» было очень сложно, почему-то его вид просто располагал к фамильярности, но Кими постаралась изо всех сил.

А теперь нужно незаметно уйти.

Кими отчаянно понадеялась, что от неё не пахнет гулем – мало ли, может, эти следователи и запах чуют, как гончие псы.

Вот и гуляй после этого по тёмным переулкам.

+1

5

Джузо поморщился, глядя на ушибленную коленку девушки и укладывая ножи во внутренние карманы куртки. Наверное, она бегать совсем  не умеет - вон как поранилась - а еще смотрит на Судзую с таким любопытством. А как только про нелюбовь к сладкому заикнулась - сразу стало понятно: что-то с ней не так. Джузо подобное попросту не представлялось возможным. Может, она гуль?..

Гули ведь тоже друг друга жрут с удовольствием.

- Мне все равно. - Отмахнулся он от благодарностей и собственных мыслей заодно. На ладони осталось несколько цветных следов после драже - от жары потёк краситель; Рей слизнул их, ощущая заодно и запах кожи, только что гревшей сталь.

Шаркнув тапком, Судзуя сделал пару шагов в сторону, уже начиная напевать какой-то прилипчивый мотивчик, наверняка подцепленный из какого-нибудь старого американского фильма. Что-то про пушки и дорогу. Точно.

В конце концов, ему было незачем оставаться с этой незнакомой девушкой, имени которой он не спросил - а зачем? - и навряд ли уже спросит. Лучше бы вернуться домой, пока туда никто из следователей не зашел в гости - проверить, не прячет ли Джузо свежие трупы по углам. Приходилось быть верным данному Шинохаре слову терпеть это, однако не все возвращались от Рей... совершенно целыми - он ведь тоже хотел получить хотя бы немного удовольствия от процесса взаимодействия с ними. Но все же упорно не понимал, зачем ему нужен этот нормальный человеческий дом, если он так часто ночует где-нибудь в городе или не спит совсем, а только дремлет в штабе, урывая "рабочее" время. Он мог бы остаться в общежитии при школе следователей, где раньше и жил.

Для того чтобы добраться до гулей и порезать побольше, приходилось прикладывать много бесполезных и бессмысленных усилий, и назначение всей этой организационной чепухи оставалось для Судзуи загадкой.

Резко обернувшись, Джузо, поправляя заколки и приглаживая их пальцами, подошел к незнакомке вплотную. Он, конечно, собирался от нее уходить - в каком-то неизвестном ему направлении - но быстро передумал. И теперь вглядывался в нее очень внимательно, прожигая взглядом насквозь. Он также знал, что нарушает ее личное пространство, стоя настолько близко - даже заметил разницу в росте на два-три сантиметра - поскольку его не раз за это упрекали на работе.

Рей поморщился снова, думая, что она уж точно не гуль. Это очевидно.

- Как тебя зовут? - Спросил он безапелляционным тоном; как будто допрашивал и намекал на угрозу.

Невежливым считалось - в представлении его коллег, разумеется - спрашивать имя, не называя своего.

- Меня зовут Джузо. - Исправился Судзуя, легко отшатываясь от девушки и откидывая пакетик от драже куда-то в траву. Пришлось достать шоколадный батончик.

С шорохом разрывая упаковку, Джузо спросил:

- Не знаешь, где тут расположен кинотеатр?.. Я помню, что в пределах двух-трех кварталов он есть, но не помню, где точно.

С ориентировкой по местности у него всегда было не очень.

- Там еще кафе рядом какое-то.

Тейко? Анко?

- А. Антейку.

Если бы Шинохара не обратил его внимание на название, он бы и не запомнил.

Отредактировано Suzuya Juzo (2015-06-08 07:47:48)

+1

6

«Уходит» , - Кими радостно расслабилась, даже вздохнула бы с облегчением, если бы не боялась снова привлечь внимание странного мальчика. Пусть уходит. Да, он спас её, нужно испытывать благодарность – Кими и испытывала оную, но ещё больше – страх. Не за себя. За тех, кто ей дорог, за тех, за кого она отвечает. Зная такой секрет, Кими понимала, что это – её тяжкое бремя, и в то же время – радость, ведь именно Нишики стал её семьёй – не по крови, но по духу. Друзья Нишики автоматически становились и её друзьями.

Иногда Кими боялась потерять себя, растворившись в любимом человеке. Но нет, её натура была с ней – любопытная, живая, - такую так просто не спрячешь, такую не заставишь сидеть дома и штопать бельё – Нишики это понимал. Несмотря на то, что Кими безумно его любила, у неё была своя дорога, пусть и очень тесно переплетённая с дорогой, по которой шёл он.

«Уходи», - мысленно подгоняла мальчишку Кими, и сама собиралась уйти, но тут он повернулся и уставился прямо на неё. Так близко, что Нишино ощутила запах конфет, которые мальчик только что ел.

- Кими, - смысла скрывать своего имени не было – наверное. Хотя потом наивная Нишино засомневалась в этом – вдруг у CCG есть наводка и на неё?

- Очень приятно, - заикнулась Кими, понимая, что надо что-то сказать. Она лгала. Ей совершенно не было приятно. У неё болело расшибленное колено, она боялась и хотела только одного – вернуться домой, лечь в постель и ждать Нишики, а потом спрятаться в его объятиях от всех своих страхов – обычно получалось. Она успокаивалась, как только он касался её волос.

- Кинотеатр? – вот только приглашения в кино ей не хватало. Хотя, судя по облику мальчишки, вряд ли он бы пригласил её куда-нибудь. Да Кими и не пошла бы.

Но следующие слова Джузо заставили Нишино похолодеть. Она изо всех сил постаралась не выглядеть испуганной – хотя быть испуганной сейчас, после нападения гуля, для человеческой девушки – нормально.

- Я не знаю такого кафе, - Кими как можно убедительнее пожала плечами, - я совсем недавно  переехала в этот район.

Лгать было легко. Да и поверить в её ложь было, наверное, легко – если у следователей не было наводки.

«Кими, ты становишься параноиком».

Тайна, которую она каждый день носила в сердце, стала тяжелее камня.

+1

7

Нуга растягивалась медовыми нитками между губами Джузо и надкушенным батончиком. Несколько шоколадных крошек упали на рубашку, и Судзуя смахнул их, не отрывая взгляда от вырвиглазной упаковки сладости. Это как тогда, когда он случайно - немного переборщив со средствами следственного допроса - распотрошил парня помладше себя; хилого гуля, приятели которого тут же разбежались в стороны, как тараканы. Судзуя решил даже не давить их - одного хватало. Красное месиво от ключиц до тазовых костей под косым светом фонаря напоминало клубничный джем в шоколаде теней и сливках побледневшей кожи.

Облизывая губы, Судзуя вспомнил, что в тот момент доставал из кармана тот же самый шоколад и ел, разглядывая разодранное в клочья тело.

Сладкие воспоминания.

- Кими. Ки-ими. - Протянул Джузо, облизнув заодно и пальцы. Снова. - Что-то знакомое.

Знакомое. Точно.

Мамочка читала Рей-чан сказки на ночь. Много, много сказок; все они начинались как-то одинаково скучно... вроде "Однажды, давным-давно". Но заканчивались совершенно по-разному: Рапунцель заморили голодом в высокой башне, и она начала есть себя, сдирая с пальцев кожу, мачеха Белоснежки вырезала ее лицо и забрала его себе, а Золушка стала ингредиентом для зелья Крестной Феи и была сварена в котле заживо.

Маленькая девочка Кими из старой книжки. Джузо никак не мог воскресить в зыбкой памяти эту историю.

Очень приятно? Судзуя безразлично пожал плечами.

- Совсем недавно? Разве? - Искренне удивился он; лицо, после ровного выражения сдержанного любопытства, неестественно вытянулось. Послышался скрип резины. Почти.

Он просматривал все бумаги по этому району. Все переезды, приобретения документов, похороны за последний год - эта статистика намертво впечаталась, и если определять "недавно" как промежуток в полгода, то за это время здесь появились грудные дети, одна пенсионерка и мужчина, прилетевший в Токио из Вены.

Джузо вгляделся в девушку. На грудного ребенка, пенсионерку и мужчину она никак не походила.

С подозрением сощурившись, он задумчиво откусил от батончика почти половину. Густая нуга на языке чувствовалась комочками сахара. Гнилая сладость; как густые, дурманящие духи Мамочки и едва уловимый запах позавчерашнего трупа.

В мозгу замкнуло на долю секунды; Джузо мог бы задать свои вопросы Кими по-другому. Понравилось бы ей?.. Он сомневался. За столько-то лет он успел сделать вывод, что многие люди (- все) отличаются от него слишком сильно.

- Хм.

Карман завибрировал. Прежде чем достать телефон, Судзуя быстро дожевал весь шоколад и отбросил шелестящий фантик в сторону. Сосредоточился на вкусе. Нуга-клубника-шоколад-тело.

Карман завибрировал снова. Значит, не рассылка рекламы пиццы. Значит, Шинохара теперь будет СМС-ить ежеминутно, пытаясь выяснить, что и где делает Джузо. Звонить было бесполезно. Сколько телефонов Рей уже разбил, потерял или нечаянно раздолбал, никто не мог сказать.

- Я попытаюсь вспомнить, что с тобой должно случиться, девочка Кими. - Задумчиво пообещал Джузо и пошел прочь.

Вернуться домой, чтобы пропустить мимо ушей чужие бессмысленные нотации или все же найти кинотеатр?..

Купить клубники.

Отредактировано Suzuya Juzo (2015-06-25 21:21:46)

+1


Вы здесь » TOKYO GHOUL: slough of despond » Настоящее » И слепая ночь на нас смотрит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC